СТАТЬИ

АПОКАЛИПСИС ЗАВТРА

Авторы: Павел Кузьмичев, Ксения Леонтьева

Опубликовано в издании «Синемаскоп», №59 07-09/2017

Читать статью

Моделирование ситуации в российском прокате после введения неналогового платежа за выпуск фильма в кинотеатрах в сумме 5 млн руб.

В августе 2017 года обсуждению идеи Министерства культуры о повышении стоимости прокатного удостоверения до 5 млн руб. был дан новый ход: появились текст законопроекта и пояснительная записка к нему, что позволяет в полной мере оценить возможные катастрофические последствия.

5mln

Что предлагается и ожидается

Для любого полнометражного игрового или анимационного фильма, общее количество сеансов (!) которого превысило 100 на всей территории РФ (где сегодня действуют 4550 залов), предлагается ввести обязательный неналоговый платеж в размере 5 млн руб. в пользу специального резервного фонда развития кинематографии. В записке говорится о компенсации этой суммы национальным фильмам, однако в законопроекте об этом – ни слова.
Авторы полагают, что высокохудожественные некассовые фильмы смогут уложиться в лимит 100 сеансов и будут освобождены от платежа, а из примерно 500 фильмов, демонстрируемых в течение года, удастся отсечь «более полусотни низкопробных зарубежных фильмов <…>, принудительно включаемых прокатчиком в пакет к блокбастерам». Ожидается, что «очищенный» прокат будет состоять приблизительно из 440 фильмов, каждый из которых принесет по 5 млн руб., что в целом составит 2,2 млрд руб. для Фонда кино (в том числе 1,4 млрд – с иностранных лент и, по-видимому, 0,8 млрд – с российских), после чего данная сумма будет направлена на поддержку отечественного кинематографа.

Условия моделирования

Пытаясь осмыслить законопроект и оценить его воздействие на кинорынок, мы предположили, что бы произошло, будь данный сбор введен с 01.01.2016. В модели были использованы следующие предположения:

• фильмы, рассчитывающие на малые сборы, просто не будут выходить в прокат, так как не смогут окупить затраты на покупку прав, расходы на тираж, перевод и дубляж, рекламу, зарплаты сотрудников и пр. Это коснется и высокохудожественных картин, которые вопреки ожиданиям авторов законопроекта не попадут даже на экраны онлайн-кинотеатров: никто не будет выкупать права на них за рубежом и локализовывать, не имея перспектив театрального проката. Основываясь на оценках независимых прокатчиков, мы рассчитали две возможные планки по сумме сборов, которые фильмам нужно преодолеть, чтобы выйти на точку безубыточности и еще что-то заработать: оптимистичный сценарий подразумевает, что эта сумма составит 20 млн руб., пессимистичный – 50 млн;

Все фильмы, рассчитывающие на малые сборы, не попадут в России не только в прокат, но и вообще в легальный доступ.

• не все независимые дистрибьюторы, прокатывающие вышеупомянутые фильмы, смогут существовать в новых условиях, некоторые будут вынуждены прекратить свою деятельность: мы полагаем, что если 50% фильмов не преодолеет планку в 20 млн или 50 млн руб., то компания закроется, прекратив выпускать и те картины, которые убыточными не были, в том числе российские;
Большинство независимых дистрибьюторов закроются, перестав выпускать в том числе отечественные фильмы.

• в отсутствие независимых дистрибьюторов продюсеры отечественных фильмов, скорее всего, будут вынуждены выпускать картины самостоятельно, поскольку попасть к мейджорам сложно и сейчас, а в условиях монополии станет еще сложнее (при этом предлагаемые условия со стороны монополистов будут менее выгодными для продюсеров, чем при сотрудничестве с независимыми компаниями, – их доходы снизятся);
Российские продюсеры будут прокатывать свои фильмы сами или попадут в руки мейджоров-монополистов, которые предложат жесткие условия сотрудничества.

• продюсеры, прокатывающие свои фильмы самостоятельно (включая региональных производителей), рано или поздно просто не смогут находить свободные 5 млн на неналоговый платеж (даже при условии его последующего возврата) и вообще перестанут выпускать картины в широкий прокат.
Большинство продюсеров-самокатов не смогут постоянно находить свободные 5 млн на неналоговый платеж и перестанут прокатывать свои фильмы.

Наши дальнейшие расчеты базируются на результатах проката в России новых релизов и не учитывают альтернативного контента (которого законопроект по сути не касается – это документальные проекты и короткометражные сборники), однако включают региональные фильмы (первые жертвы этого законопроекта).

Результаты моделирования

Всего в 2016 году вышло 413 фильмов, однако при оптимистичном сценарии (планка в 20 млн) их было бы лишь 169 (124 иностранных и 45 российских), а при пессимистичном (планка в 50 млн) – 115 (83 иностранных и 32 российских). Количество прокатчиков, включая «самокаты», в 2016 году составляло 64, но оно снизилось бы до 11 в лучшем случае, а в худшем – вообще до 7. Кассовые сборы с 51 млрд руб. упали бы до 49,9 млрд в лучшем случае, и до 47,5 млрд – в худшем. Доля кассовых сборов российских фильмов в 2016 году, зафиксированная на уровне 16,8%, существенно бы не изменилась, поскольку число отечественных релизов сократилось бы на 74%.

При наиболее вероятном пессимистичном сценарии нас ждет сокращение:
• прокатчиков в 9 раз – до семи монополистов,
• кассовых сборов на 7%,
• релизов на 72% – до 115 в год,
• российских релизов на 74% – до 32.
model

Ожидания vs реальность

Ожидания инициаторов законопроекта выдают профессиональную некомпетентность и непонимание основ функционирования кинорынка: они предполагают, что львиная доля прокатчиков продолжит показывать фильмы себе в убыток, однако это далеко не так. Число релизов значительно снизится, и, как следствие, вместо ожидаемых 1,4 млрд руб. с иностранных фильмов Фонд кино получит в лучшем случае 620 млн, а в худшем – всего 415 млн.

Зачистив прокат от иностранных фильмов (и симметрично ухудшив перспективы продаж российских лент за рубеж), полностью загубив бурно развивающееся региональное кино и сократив число выходящих в прокат отечественных картин в целом, Фонд сможет собрать совсем небольшую сумму, которая по традиции распределится между одними и теми же отечественными студиями-лидерами кинопроизводства – то есть будет использована в интересах весьма ограниченного круга лиц.

Фонд кино получит всего 415 млн руб., которые направит на поддержку небольшого числа студий-лидеров.

При этом в радужных замыслах авторов законопроекта введение сбора каким-то образом повышает долю отечественного кино в прокате до 36% (это следует из соотношения ожидаемых неналоговых платежей с российских и иностранных фильмов), что не подтверждается результатами моделирования: доля, наоборот, станет даже меньше, чем сейчас.

Доля сборов отечественных фильмов не вырастет мистическим образом, но наоборот, снизится – на 0,2 процентных пункта.

Мировой и соседский опыт

Опыт зарубежных стран, на который ссылаются авторы в пояснительной записке, отнюдь не сообразен выдвигаемым инициативам. Имеющийся во Франции и Польше (и во многих других странах) налог на кинобилеты не является заградительной мерой, кардинально сокращающей число игроков рынка, и налагается не только на кинотеатры и дистрибьюторов, но и на телевидение, видеоиздателей и на сервисы видео по запросу. При этом львиная доля средств для поддержки кино при такой системе формируется именно за счет существенных поступлений со стороны телеканалов: ни одна страна не пытается сформировать подобные фонды только за счет кинопрокатчиков.

Фонд поддержки кинематографа в странах, где имеется налог на кинобилеты, формируется за счет взносов телеканалов – они наряду с видеоиздателями, сервисами видео по запросу и пр. платят аналогичный налог.

Наши соседи по Таможенному союзу также могут взглянуть на российские нововведения с удивлением: правила выхода фильмов в прокат на территории СНГ предельно просты. К примеру, в Белоруссии в начале 2017 года была проведена реформа: прокатного удостоверения там нет, но есть бесплатное и бессрочное решение о классификации, которое выносит Институт культуры в течение пяти суток. В Казахстане, где сейчас бурно развивается собственный кинематограф, процедура получения прокатного удостоверения тоже максимально проста: оно бесплатно оформляется за неделю; заявка же подается в Министерство культуры и спорта посредством Интернета. Поэтому возможные изменения в российском законодательстве могут нарушить условия взаимодействия нашей страны с ее ближайшими соседями в рамках ТС. Не говоря уже о том, что уход с рынка более чем полусотни российских прокатных компаний оставит без разнообразного репертуара в том числе кинотеатры этих стран.

Изменения в российском законодательстве могут нарушить условия взаимодействия нашей страны с участниками Таможенного союза.

И это еще не всё…

Проведенное нами моделирование не учитывает огромное количество и других факторов, издержек и рисков. К примеру, снижение числа релизов до всего лишь 3,5 на каждый уикенд вкупе с законом об ограничении сеансов одного фильма в 35% приведет к однообразию предложения в кинотеатрах по всей стране. За этим неизбежно последует падение кинопосещаемости, так как в последние годы требования зрителей к разнообразию репертуара только растут. Так, по результатам III Всероссийского опроса кинозрителей, проведенного Невафильм Research в конце 2016 года, уже 25% зрителей отмечали, что не ходят в кино чаще именно из-за скудного репертуара. Эта публика будет обращаться к пиратским онлайн-кинотеатрам и торрент-трекерам, поскольку на легальных ресурсах ассортимент расширяться тоже не будет (напомним, что без кинотеатральных прав качественные зарубежные фильмы на территорию Россию никто продавать не будет).

Сокращение репертуара приведет к падению посещаемости и росту видеопиратства.

Снижение посещаемости сократит выручку кинотеатров не только от проката, но и от кинобара, что в свою очередь повлечет за собой закрытие множества залов. Введение дополнительных сборов вынудит прокатчиков и кинотеатры частично компенсировать убытки посредством повышения цен на билеты, что опять-таки приведет к оттоку посетителей.

Цены на билеты будут расти, что снова снизит посещаемость и повлечет закрытие кинозалов.

Индустрию кино, похоже, ожидает системный шок, а в глобальном смысле подобное нововведение вызовет общее снижение деловой активности, рост безработицы и падение потребительского спроса. Если же Министерство культуры хочет пирровой победы – оно ее получит.

Подробная карта возможных последствий принятия закона

apokalipsis_map

© 2017, НЕВАФИЛЬМ RESEARCH


Телефон 8 (812) 449-70-70, доб. 240.

research@nevafilm.ru